Качество жизни → Медицина будущего: российская фармацевтика в контексте мировых трендов

Экспертный клуб «Сумма технологий»
на Facebook. Присоединяйтесь,
чтобы не пропустить наши новости.

Медицина будущего: российская фармацевтика в контексте мировых трендов

30.03.2017 Доклады

Мир находится в начале эпохи четвертой технологической революции. Уже в ближайшем будущем реально возникновение технологий, которые перевернут привычный уклад жизни человечества. Медицина и биотехнологии входят в число трех направлений, в которых сосредоточены максимальные усилия тех компаний, цель которых – инновации. И именно в этом секторе ожидается появление прорывных технологий, которые полностью изменят отрасль.


Скачать доклад в формате .PDF



АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД

Параметры исследования

Сроки проведения исследования: февраль-март 2017 года.

Метод: экспертные интервью.

Выборка: 30 респондентов:

  • руководители профильных научно-исследовательских институтов и научных групп;
  • специалисты фармкомпаний;
  • представители руководства институтов развития и инновационных компаний;
  • руководители отраслевых СМИ;
  • профильные сотрудники лечебных учреждений.

Доклад прошел обсуждение со специалистами на «круглом столе» «Медицина будущего: наука и технологии», состоявшемся 30 марта 2017 года в Общественной палате РФ.

Цели исследования

  • Выявить экспертный прогноз развития медицинских технологий в перспективе 10 – 15 лет.
  • Определить место России на карте современных медицинских технологий. Оценить различные пути развития отечественной медицины и фармацевтики.
  • Выявить потенциал развития высоких технологий в современной российской медицине и фармацевтике: достижения, проблемы, перспективы.
  • Определить социальный запрос на развитие фармацевтики.
  • Оценить перспективы развития технологического предпринимательства в сфере медицины, выявить запрос на изменение текущей модели стимулирования.

Основные выводы

Медицина – драйвер экономики будущего. Медицина является не только важнейшей частью системы жизнеобеспечения общества, но и фундаментальным элементом нового экономического уклада. Именно в медицинской сфере с высокой вероятностью будут возникать так называемые «прорывные технологии». В результате внедрения этих инноваций медицина уже в среднесрочной перспективе претерпит ряд драматических изменений.

Вектор спроса на медицину формируется обществом. Общественный запрос на медицину неоднороден – часть населения осознает ценности здоровой и долгой жизни, часть понимает медицину как систему лечения болезней. От того, ценности каких групп доминируют в обществе, зависит скорость внедрения технологий медицины будущего. В России этот вопрос стоит особенно остро.

Главный запрос – долгая счастливая жизнь. Основной общественный запрос, влияющий на формирование новых медицинских трендов, – стремление к активному долголетию. Как достижимый ориентир большинство опрошенных экспертов указывают 120 лет. Решение требует серьезного прогресса по ряду направлений – как в области лечения болезней, ранее считавшихся неизлечимыми (онкологических и нейродегенеративных заболеваний), так и в области замедления старения и поддержания активного долголетия. Эксперты считают, что медицина сможет справиться с этой задачей.

Главные тренды – дистанционность, персонализация, профилактика. Возможности дистанционной медицины многократно усиливаются за счет внедрения в медицину информационных, в том числе облачных технологий. Возможности персонализированной медицины масштабируются за счет омиксных технологий. Профилактика будет развиваться за счет сочетания информационных и социальных технологий.

Используемые технологии радикально изменятся. Основные технологические сегменты, в которых эксперты ожидают появления подрывных инноваций: регенеративная медицина, биоимпланты, биофармация, мультитаргетные лекарства (лекарства, воздействующие на несколько целей), дизайн эксперимента (дистанционное моделирование эксперимента), наноуровень воздействия (наномедицина). Главный риск внедрения данных технологий – расслоение медицины на сегменты для бедных и богатых.

Фармацевтика – фундамент медицины будущего. Однако ее роль в медицинской системе будет расширяться – фармацевтика станет не только средством лечения болезней, но будет более тесно связана с профилактикой и диагностикой. Одна из главных проблем, которую придется решить современной фармацевтике, в том числе биофармацевтике, связана с резистентностью бактерий к классическим антибиотикам.

У России есть сильные стороны. Создан определенный задел для вхождения в мир медицины будущего. В этом движении можно опираться на химическую, микробиологическую школы, а также на сильный отечественный ИТ-сектор. У России есть наработки в ряде инновационных направлений: инновационные вакцины, лечение нейродегенеративных болезней, биофармацевтика, наномедицина.

Но достижения России в медицине и в фармацевтике скромные. Результативность медицины увеличилась, особенно в последние годы, но растет заболеваемость болезнями, в борьбе с которыми делают значительные успехи развитые страны (ВИЧ, инфекции нижних дыхательных путей). Таким образом, часть российской медицины готова шагнуть в мир технологий будущего, часть продолжает бороться с проблемами, более свойственными для развивающихся, нежели для развитых стран.

Главный барьер – тяжелое наследие. Развитие российской медицины тормозит ряд проблем: инерция советского наследия, обусловившая курс на дженерики и отсутствие разработок, кадров и компетенций в ряде инновационных направлений, низкая медицинская культура населения, отсутствие у власти целевого видения в отношении здоровья граждан. Отдельная проблема – низкие рыночные компетенции всех участников процесса. В России так и не смогли создать систему по выводу отечественных препаратов на мировой рынок, что удалось, например, Южной Корее.

Прорыв в российской медицине маловероятен. Инерционный сценарий российской медицины на фоне развития телемедицины в мире приведет к отказу россиян от услуг отечественной медицины. Инновационный сценарий предполагает встраивание в мировые хозяйственные цепочки. Эксперты солидарны во мнении, что самостоятельно построить собственную национальную медицину будущего Россия не сможет: a) это почти невозможно технически; b) это нецелесообразно в силу наличия мировых связей и цепочек.

Цель – удержать внешние рынки, в частности сохранить постсоветское пространство. Задачи России – развивать массовую медицину, обеспечивать свою собственную медицинскую систему качественным оборудованием, массовыми лекарствами, чтобы сократить заболеваемость традиционными болезнями. В отношении инновационной медицины – определиться с нишами, в которых мы можем быть эффективными на мировом рынке. Рекомендуемые ниши:

  • биофармацевтика;
  • борьба с нейродегенеративными заболеваниями;
  • наномедицина;
  • иммунотерапия рака;
  • экспорт медицинских услуг с использованием российской фармы;
  • биоинформатика, комьютерное моделирование.

Агент изменений – бизнес, главная проблема бизнеса – деньги. Непосредственное подключение государства к стартапам видится слишком рискованным для него, у самих стартаперов, в силу недостаточно развитой инновационной инфраструктуры и культуры ведения бизнеса, часто нет денег. Роль мотора инновационного бизнеса берут на себя институты развития, например, Сколково и РОСНАНО, но их ресурсов явно недостаточно. России нужна своя технология по выращиванию глобальных медицинских игроков, в том числе в области фармацевтики.

Цель государства – найти цель. Эксперты отмечают потерю государством понимания, для чего ему нужны здоровые граждане. Во многом развитие медицины обеспечивает само общество, но оно не может самостоятельно обеспечить развитие инновационной медицины – на нее пока нет массового запроса.

Задача государства – изменение принципов регулирования рынка. Отмеченный в последние годы рост регулирования осложнил и замедлил инновационные процессы в российском фармбизнесе. Не менее важным представляется вовлечение медицинского сообщества в процесс реформирования российской медицины – в настоящий момент оно чаще привлекается не для разработки, а для обоснования уже придуманных норм.

Глава 1. Мировые тенденции в медицине

Мир находится в начале эпохи четвертой технологической революции. Уже в ближайшем будущем реально возникновение технологий, которые перевернут привычный уклад жизни человечества. Медицина и биотехнологии входят в число трех направлений, в которых сосредоточены максимальные усилия тех компаний, цель которых – инновации. И именно в этом секторе ожидается появление прорывных технологий, которые полностью изменят отрасль.

По данным исследования EU Industrial R&D Investment Scoreboard по итогам 2016 года рост R&D в сфере биотехнологий и фармацевтики составил 9,8%, опережает только сектор Software, где рост составил 12,3%.

Российский рынок считается одним из наиболее перспективных с точки зрения потенциала развития. В этом его привлекательность для глобальных игроков. При этом фармацевтика и медицина – один из важнейших драйверов, призванных обеспечить будущий рост отечественной экономики.

«С наукой о жизни, с биологией и медициной связаны надежды человечества на быстрый экономический рост. 20–30-е годы XXI века – это время медицины и фармацевтики» (специалист по экономике медицины).

Развитие медицины определяется тремя главными факторами: запросом общества, состоянием фундаментальной науки и бизнес-интересами участников медицинского и фармацевтического рынка.

 

Эти три направляющих силы могут действовать как сообща, так и вступать в противоречие. При этом интересы бизнеса часто не соответствуют требованиям общества, предъявляемым к современной медицине.

 

Запрос общества

Общественный запрос на развитие медицины и фармацевтики формируется двумя представлениями, имеющими определяющее значение. Первое, более узкое, характеризует медицину как систему лечения болезней и создает спрос на совершенствование фармацевтики и медицинских технологий. Второе предполагает более широкую трактовку и определяется стремлением людей к улучшению здоровья, максимально долгому сохранению трудоспособности и, главное, увеличению продолжительности жизни.

Консолидированное мнение экспертов сводится к тому, что реально достижимым ориентиром среднего срока жизни человека можно считать 120 лет.

«Человек в принципе может жить до 120 лет. Это предел, который сейчас достижим, и это начало медицины будущего» (несколько респондентов, похожая формулировка).

«Многие считают, что человеческий организм рассчитан в нынешних своих условиях на 120 лет и мы должны без каких-то особых революций подтянуться к 120-летнему порогу» (представитель медицинского бизнеса).

 

Долголетие не имеет смысла без сохранения высокого качества жизни: умственного благополучия и работоспособности, продления репродуктивной способности.

 

Увеличение продолжительности жизни напрямую связано с целым рядом направлений.

Сегодня увеличение продолжительности жизни сопровождается повышением смертности от различных заболеваний – рака, последствий диабета, деменций. Долголетие без новейших разработок в медицине выглядит реальным, но недостижимым.

«Направление, которым человечество очень обеспокоено помимо онкологии – массовые заболевания, например, диабет. Лечение начинается очень рано, и поддержание здорового состояния пациентов – очень дорогостоящий процесс» (представитель медицинского бизнеса).

Ряд респондентов указывает, что человек может жить долго и избежать болезней, связанных со старением. Если остановить механизм запуска процесса старения. С данным постулатом связано одно из современных направлений геронтологии. По мнению непосредственно вовлеченных экспертов, стремление человечества к увеличению продолжительности жизни делает актуальным развитие программ, направленных на борьбу непосредственно с механизмом старения, как причиной ранней гибели организма.

«Старение начинается не сразу. Было поверие, что где-то записан ген старения. Сейчас понятно, что его нет. Это группа генов. …Но у нее есть центральное управление – генетическая программа старения… И можно найти химическое вещество, которое отравит какой-то из белков, необходимый для реализации программы приказа о самоубийстве. И тогда старение можно отменить» (геронтолог).

Главный потенциальный риск – расслоение общества. Как перед медициной, так и перед обществами и государствами встает вопрос о разной степени доступности технологий, в зависимости от финансовых возможностей и статуса человека.

Человечество уже сейчас оказывается перед небывалой до этого этической проблемой – появлением групп людей, которые могут позволить себе долголетие, и массы населения, вынужденного умирать гораздо раньше. Причем расслоение возможно как внутри отдельных государств, так и между группами различных стран (бедные страны не смогут позволить себе полноценную медицину). Совершенно новый этап социального противостояния несет угрозу катастрофических общественных взрывов.

«Медицина поддержания здоровья и долголетия все еще будет довольно дорогой. И впервые в истории человечества возникнет дилемма, что богатые будут жить дольше, а бедные будут жить короче» (химик, руководитель фармблока крупной инвестиционной компании).

МЕДИЦИНА ДЛЯ БОГАТЫХ МЕДИЦИНА ДЛЯ БЕДНЫХ
Доступ к инновационным технологиям протезирования (возможность регулярной замены органов). Ограниченный доступ к инновационному протезированию.
Доступ к высокотехнологичным операциям. Приоритет традиционной хирургии.
Приоритетный и полный доступ к инновационным лекарствам и средствам диагностики. Ограниченный доступ к инновационным лекарствам и средствам диагностики.
Профилактика тяжелых (традиционно неизлечимых) заболеваний. Нерегулярный доступ к профилактике тяжелых (традиционно неизлечимых) заболеваний.
Продление жизни до 120 лет и более, сведение смертности в трудоспособном возрасте до 0. Незначительный рост средней ожидаемой продолжительности жизни, сохранение устойчивой смертности в трудоспособном возрасте.

Перед обществом стоит задача не допустить реализации данного риска, предотвратить дифференциацию населения по обладанию ресурсами достижения долголетия. Например, за счет удешевления инноваций. Другая группа опрошенных экспертов придерживается мнения, что развитие медицины и достижение долгой жизни не будут предполагать гарантированного расслоения общества. Инновации всегда идут в двух направлениях: создание нового и удешевление имеющегося. Развитие технологий в медицине будет идти одновременно с их удешевлением. Кардинального противостояния между разными слоями населения с точки зрения продолжительности жизни не будет.

«Элитные технологии так или иначе становятся массовыми, например, иммунотерапия рака, для того чтобы стать массовой, должна привлечь деньги богатых инвесторов, заинтересованных в преодолении раковых заболеваний» (представитель профильного факультета).

Медицина будущего: от популяции к человеку

Результаты глобальных многомиллиардных инвестиций в инновационные разработки в медицине рано или поздно приведут к тому, что с рынка будут выбиты целые классы лекарств, методы лечения, изменится весь принцип организации медицины. Медицина будущего – уход от медицины лечения болезни к медицине анализа состояний, предсказания болезней, устранения болезней на самой ранней стадии. Особую роль эксперты отводят в этом плане профилактике. В первую очередь за счет профилактических мер возможно снижение уровня смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

Согласно консолидированному мнению экспертов, можно выделить три фундаментальные характеристики медицины будущего:

  • персонализированность;
  • дистанционность;
  • фокус на диагностику.

Подбор личной терапии на основе молекулярно-биологического анализа конкретного человека и особенностей течения заболевания – главный признак персонализированной медицины. Как отмечают непосредственно вовлеченные эксперты, уже сейчас очевидно, что при назначении лекарств следует учитывать особенности состояния и метаболизма конкретного организма.

«И вот через 20 лет будут существовать технологии, которые позволят по анализу крови пытаться прогнозировать, диагностировать и рекомендовать пациентам препараты для профилактики, для раннего лечения. И это будет продлевать жизнь» (представитель медицинского бизнеса).

Население не хочет тратить время на приезд к врачу и ожидание в очередях. Дистанционные лечение и диагностика – тот сектор, в котором нуждается общество и в который идут значительные инвестиции.

«Главный тренд – это развитие телемедицины. Сокращает необходимость госпитализации и вызовы скорой помощи» (представитель профильного НКО).

«Оптимистичный сценарий развития медицины на ближайшие 10 лет, с моей точки зрения, связан с развитием дистанционных методов мониторинга состояния здоровья пациента. Телемедицина, лечение по телефону, маршрутизация пациента без долгой очереди» (представитель медицинского бизнеса).

В соответствии с требованиями, диктуемыми запросом современного общества, диагностика будущего по возможности должна быть:

  • мгновенная;
  • дистанционная;
  • неинвазивная.

«Дистанционная диагностика, прежде всего, призвана максимально ускорить диагностику состояния здоровья. При помощи мобильного телефона, иного гаджета или установки диагностических приборов чуть ли не в метро». (представитель медицинского бизнеса).

За исключением критерия дистанционности, наиболее полноценно вышеперечисленным требованиям отвечает ядерная медицина. В частности, технология компьютерной позитронно-эмиссионной томографии, развитием которой в России в настоящее время активно занимается портфельная компания РОСНАНО «ПЭТ Технолоджи», позволяет проводить диагностику онкологических заболеваний на сверхранних стадиях, а также устанавливать, как далеко распространилась опухоль, судить о том, погибли ли раковые клетки в результате лечения. По словам непосредственно вовлеченных экспертов, развитие данного направления, популярного уже в настоящее время, продолжится.

«Диагностические возможности ядерной медицины позволяют решать запрос общества на скорость и комплексность обследования» (представитель медицинского бизнеса).

Один из отмеченных опрошенными респондентами трендов – сокращение времени между получением результатов диагностики и началом лечения. В отдельных случаях лечение может осуществляться одновременно с диагностикой.

«Молекулярная тераностика – это когда диагностируется патогенный агент или отклонения, на которые можно воздействовать, и сразу же, одномоментно происходит воздействие. Например, определяется циркулирующая раковая клетка в крови и сразу же уничтожается» (декан профильного факультета).

Методы и технологии: big data и редактирование генома

Развитие конкретных технологий – следующая важная составляющая воплощения образа медицины будущего в реальность. Основной путь, по которому во всем мире движется развитие науки и технологии в XXI веке, – создание и развитие разработок на стыке наук и междисциплинарных исследований.

Основные тренды медицины будущего эксперты связывают с достижениями в следующих направлениях:

  • генетическая медицина (расшифровка генома открыла путь к инновациям в сфере молекулярной генетики, генной терапии);
  • биоинформатика и использование математических методов в биологии, медицине, фармацевтике;
  • социальные технологии в медицине.

Результатом совершенствования методов расшифровки генома и развития технологий, позволяющих анализировать большие массивы данных, стало появление омиксных технологий (принятое обозначение дисциплин, изучающих наборы генов РНК, белков и метаболитов. – Прим. ред.). Большинство вовлеченных экспертов уверены: именно за счет развития омиксных технологий будет обеспечен кардинальный прорыв в медицине. Создаются лекарства, позволяющие лечить ранее неизлечимые заболевания, открываются новые методы борьбы с злокачественными новообразованиями.

В настоящее время омиксные технологии включают:

  • Геномику (раздел молекулярной генетики, посвящённый изучению генома и генов живых организмов);
  • Протеомику (наука, изучающая белковый состав биологических объектов, а также структурно-функциональные свойства белковых молекул);
  • Метаболомику (изучение химических процессов, протекающих в живых клетках);
  • Эпигеномику (изучает процессы эпигенетического наследования).

«Это методы более совершенного, более эффективного, более дешевого прочитывания геномов человека. Вы сможете понимать, какие генетические изменения ассоциированы с какими заболеваниями, или с какими признаками» (представитель медицинского бизнеса).

Но одинаковый набор генов не означает, что заболеет любой человек с таким набором. Есть также уровень реализации этого генетического материала, который определяется числом РНК, тем, насколько эффективно экспрессируется тот или иной ген.

«Естественно, будут развиваться те технологии, которые позволят определить быстро количество РНК, ее состав. Сейчас они достаточно неплохо развиты, но вам же нужны десятки молекул, а сейчас легко определяются десятки тысяч» (представитель медицинского бизнеса).

Третий уровень развития омиксных технологий – уровень белка. Совершенствование методов, которые позволят сказать, какое количество белка образуется в результате транскрипции конкретного гена или трансляции молекулы РНК.

«Это позволит осуществлять диагностику, в том числе и перинатальную. Это позволит подбирать терапию для человека, уже основываясь на том, что заболевание вызвано изменением конкретного содержания белка. И дальше вы идете по цепочке. Т.е. либо поврежден сам белок, либо недостаточное число транскриптов, либо проблема на генетическом уровне. Таким образом, вы получаете более совершенную, более точную картину изменений, которые привели к заболеванию. Соответственно, вы можете подобрать более тонкий инструмент для излечения» (представитель медицинского бизнеса).

Омиксные технологии по ожиданиям экспертов обеспечат прорыв в области генной терапии. Редактирование генома – наступающая реальность. Исправление на уровне эмбриона или уже во взрослом состоянии ошибок, которые имеются в генетическом материале, – ближайшее будущее медицинской генетики. На данный момент речь идет о болезнях, вызванных изменениями в одном гене. Типичный представитель таких заболеваний – серповидно-клеточная анемия.

Развитие омиксных технологий потребует достаточно совершенный аппарат анализа больших массивов данных.

Выявлено устойчивое ожидание того, что приход математиков и программистов в медицину и биологию позволит активнее использовать возможности моделирования. От построения математической модели того, как поведет себя лекарство в случае конкретной болезни у конкретного человека до отработки операций на компьютере.

«Многообещающее направление в медицине – это создание мaтематической модели работы человеческого тела. В это вкладывают сейчас миллиарды долларов. Будут вкладываться десятки миллиардов и даже сотни миллиардов, потому что именно это дорога к тому, что называется знанием человеческого тела» (представитель медицинского бизнеса).

В фармацевтике компьютерное моделирование и использование математических методов способно совершить настоящую революцию: значительно сократятся сроки вывода новых лекарств на рынок, снизятся затраты на разработку новых препаратов. Результат – кардинальное снижение стоимости лечения.

«Сейчас, благодаря нашим компьютерным гениям, создаются принципиально новые пути поиска новых молекул, поиска новых лекарств. У этого направления большое будущее» (представитель профильного факультета).

Еще одно направление, в котором ожидается гигантский прогресс, – репарационная медицина. В первую очередь за счет развития 3D-печати. Впрочем, в экспертном сообществе нет единого мнения относительно перспектив данного сектора.

«Печать ткани органов – здесь огромный потенциал и совершенно зачаточный уровень технологии. Это то, что будет расти, что будет меняться, и то, у чего достаточно большое будущее» (представитель медицинского бизнеса).

Будущее фармацевтики: требуется спасти человечество

Анализ мнений экспертного сообщества позволяет сделать вывод о том, что в медицине будущего фармацевтика будет играть центральную роль, но характер ее применения, состав и принцип работы лекарств изменятся существенным образом.

Фармацевтика будущего должна решить несколько фундаментальных задач:

  • Резистентность бактерий к классическим антибиотикам;
  • Новый подход к лечению онкологических заболеваний;
  • Лечение на данный момент неизлечимых нейродегенеративных заболеваний (болезни Альцгеймера и Паркинсона);
  • Системный подход к созданию лекарств, воздействие на комплекс факторов, вызывающих заболевание.

В январе 2017 года в США зафиксирована первая смерть от Klebsiella pneumoniae – бактерии, устойчивой к 26 антибиотикам. А 27 февраля 2017 года Всемирная организация здравоохранения впервые опубликовала список из 12 видов бактерий, устойчивых к действию антибиотиков и представляющих наибольшую угрозу для здоровья человека. Этот список, согласно ожиданиям ВОЗ, должен стать ориентиром и стимулом для научных исследований и разработок в области создания новых антибиотиков. Представленные в списке ВОЗ бактерии разделены на три группы по уровню потребности в создании новых антибиотиков: крайне приоритетные, высокоприоритетные и среднеприоритетные. В крайне приоритетную группу включены бактерии Acinetobacter, Pseudomonas и различные виды семейства Enterobacteriaceae (включая Klebsiella, E.coli, Serratia и Proteus). Они могут вызывать тяжелые и часто смертельные инфекции, такие как инфекции кровотока и пневмонию. У этих бактерий сформировалась устойчивость к действию широкого ряда антибиотиков, включая карбапенемы и цефалоспорины третьего поколения – наиболее эффективные из имеющихся антибиотиков для лечения бактериальных инфекций с множественной лекарственной устойчивостью.

В качестве причины называется стремительное повышение резистентности микроорганизмов к классическим антибиотикам. Среди основных факторов указывается бесконтрольное применение антибиотиков в животноводстве, особенно в Китае. И хотя многие страны уже ввели ограничения в данной сфере, в глобальном мире проблемы так же быстро становятся глобальными, распространение новых поколений микроорганизмов, устойчивых к классическим препаратам, остановить будет невозможно.

Интеллектуальный застой в поиске новых противоинфекционных препаратов не снять без вмешательства государств. Консолидированное мнение экспертов: на данный момент частному бизнесу борьба с инфекционными заболеваниями невыгодна. Скорость появления мутировавших штаммов бактерий, устойчивых к конкретному антибиотику, выше, чем сроки вывода препарата на окупаемость.

«Несмотря на то, что проблема резистентности бактерий к классическим антибиотикам – глобальная, единицы поддерживают разработки, связанные с антибиотиками. Если разрабатывать антибиотик, то к моменту, как вы его дотестировали, допустим, на тех же мышах, бактерии мутируют, активно делятся. Когда вы получаете препарат и готовы его продавать, у вас появляются первые резистентные штаммы. Поэтому “биг фарма” неохотно инвестирует в развитие антибиотиков» (представитель медицинского бизнеса).

Решение проблемы можно искать в двух плоскостях:

  • Скрининг лекарственных растений, поиск новых препаратов природного происхождения;
  • Работа по исследованию и подбору специфических биологических агентов, в частности – бактериофагов.

«Придется двигаться в сторону биологических препаратов, бактериофагов» (представитель профильного факультета).

Например, портфельная компания РОСНАНО Solix BioSystems занимается поиском и выделением антибиотиков нового поколения путем исследования культур микроводорослей и цианобактерий.

В отличие от маловыгодной с финансовой точки зрения борьбы с инфекционными заболеваниями, большие средства вкладываются в борьбу с онкологическими и нейродегенеративными заболеваниями. Страх заболеть, потенциальный риск столкнуться с болезнью независимо от уровня дохода и занимаемого общественного положения служит дополнительным стимулом для государств и фармацевтических гигантов. Статистические данные ВОЗ демонстрируют самый большой рост показателей смертности от болезни Альцгеймера и прочих видов деменций среди всех прочих причин. В России показатели смертности в результате деменций с 2000 по 2015 годы увеличились на 199,6%, в США – на 202%, в Китае – на 112,4%. Рост продолжительности жизни приведет к дальнейшему увеличению данного показателя. Что противоречит желанию людей жить не только долго, но и сохранять умственную и физическую работоспособность. Концентрация усилий по всему миру в этом направлении позволяет ожидать системного прорыва уже в среднесрочной перспективе.

Онкология: преодоление ранее непреодолимого

Рост продолжительности жизни приводит к обострению проблемы онкологических заболеваний. Если ориентироваться на данные Всемирной организации здравоохранения, с 2000 по 2015 годы смертность в результате злокачественных новообразований в США выросла на 8%, в России – на 13%, в Китае – на 24,5%.

«Мы стали жить долго, мы доживаем до такого момента, когда иммунитет раковый устает... И становится очевидным, что следующее продвижение в сторону продления человеческой жизни неразрывно связано с умением профилактировать и бороться с онкологическими заболеваниями» (представитель медицинского бизнеса).

Динамика смертности от рака за 15 лет (2015 г. по сравнению с 2000 г.) в разных странах, %


Одно из решений, предложенных непосредственно вовлеченными экспертами, позволяющее добиться высокой степени эффективности в борьбе с раковыми и другими заболеваниями, – расширение сети медицинских федеральных центров. При этом необходима ревизия действующих центров, институтов и лабораторий на предмет дублирования функций, так как в настоящее время это приводит к неэффективному использованию средств.

«Это требует денег и контроля, только федеральный центр дает возможность изучения новых методов» (профильный эксперт госведомства).

Внедрение ранних методов диагностики рака и стимулирование венчурных разработок в этой области может стать одной из важных ниш России на мировом рынке.

Согласно мнению вовлеченных экспертов, наиболее перспективными направлениями борьбы с онкологическими заболеваниями могут стать:

  • Адресная доставка;
  • Иммуноонкология.

Адресная доставка лекарств непосредственно в клетки опухоли, не затрагивая здоровые клетки, – ключевой момент в онкологии.

«У лекарств есть индекс – соотношение между токсичностью и полезным эффектом. Если оно 1:10 – это хорошо. Для обычных лекарств, которыми мы с вами пользуемся, это 1:100, например. А для раковых лекарств, которые опухоли лечат, индекс составляет всего 1:3. Поэтому любое увеличение специфичности – очень важно» (врач-онколог).

Пассивная доставка – избирательное проникновение препарата в пораженную ткань за счет размера применяется в клинической практике уже более двадцати лет. Поры кровеносных сосудов, питающих пораженную ткань, например, твердую опухоль, увеличены по сравнению с сосудами, питающими здоровые ткани, что делает их проницаемыми для макромолекул. Тем самым нанокапсулирование малых молекул обеспечивает пассивную доставку лекарственных веществ к пораженной ткани. Так, известным примером применения нанотехнологий являются липосомы – жировые капсулы, в которых заключено лекарственное вещество.

Активная адресная доставка предполагает наличие дополнительного элемента, взаимодействующего с рецепторами конкретных клеток и обеспечивающего их «узнавание» и доставку лекарства внутрь избранных клеток. Одно из направлений, по которому уже в настоящее время ведутся исследования и где возможно появление судьбоносных открытий, – адресная доставка лекарств за счет применения нанотехнологий.

Например, исследовательская группа под руководством профессора из Северо-Западного университета (штат Иллинойс) Чада Миркина, получившего в прошлом году премию RUSNANOPRIZE за разработку сферических нуклеиновых кислот, ведет работы над созданием полых наночастиц из ДНК, заполненных лекарством или каким-то другим веществом, которые могут проникать в клетки. Наночастицы оказались наиболее эффективным способом адресной доставки ДНК и РНК.

Лечение рака за счет повышения сопротивляемости систем самого организма – передовой край современной науки. Большинство опрошенных экспертов назвали иммуноонкологию в числе наиболее перспективных направлений медицины будущего.

«Иммуноонкология, это вам любой сейчас скажет, – самый передовой край онкологии» (представитель медицинского бизнеса).

Один из самых прорывных методов в лечении онкологических заболеваний заключается в том, что берутся из крови иммунные клетки и перепрограммируются с точки зрения активности против раковых клеток. По словам экспертов, показана высокая результативность подобного метода в борьбе с раком крови – до 90–100%. Но стоимость такой терапии будет очень высока.

Более демократичная с точки зрения стоимости терапия – блокаторы ингибирования функциональных путей иммунной системы. В настоящее время уже одобено три таких препарата для меланомы и рака легких.

Воздействие сразу на комплекс факторов или симптомов, характерных для конкретного заболевания, – еще один путь, по которому идут современные фармацевты. Вместо пяти таблеток – одна. Создание мультитаргетных препаратов – ответ на запрос общества на быстрое, простое и эффективное лечение.

«За прогрессию заболевания, особенно рака, ответственны большое число разных молекул. Все раковые клетки разные, и они по-разному прогрессируют. В процессе опухолевой прогрессии они меняют свои свойства, сбрасывают рецепторы, меняют сигнальные пути, появляются новые мутации, еще более резистентные. И стоит задача найти молекулу, которая могла бы блокировать несколько путей» (представитель медицинского бизнеса).

Глава 2. Состояние российской медицины и фармацевтики на фоне мировых трендов

Программа «Фарма-2020» утверждена постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. Предполагает, в частности, увеличение к 2020 г. в 7 раз доли высокотехнологичной и наукоемкой продукции в медицине и фармацевтике по отношению к 2011 г.; увеличение до 50% доли лекарственных средств отечественного производства в общем объеме потребления; увеличение экспорта лекарственных средств и медицинских изделий не менее чем до 105 млрд рублей.

Консолидированное мнение принявших участие в опросе экспертов: российская медицина значительно отстает от глобальных трендов, от развитых стран по уровню использования современных технологий и методов. Отставание было заложено несколько десятилетий назад. До недавнего времени в постсоветской России не было создано ни одного собственного инновационного лекарства. Реализация программы «Фарма-2020» позволила сдвинуть процесс с мертвой точки. Но многие вовлеченные эксперты настроены скептически: развитие российской медицины и фармацевтики идет скорее по инерционному сценарию. Настоящее российского рынка – прошлое рынка США десятилетней давности. При этом эксперты отмечают высокую степень полярности отечественной медицины: с одной стороны, повышение внимания инновациям, с другой – отсталость на уровне смертности от таких заболеваний, как ветряная оспа.

«Все, что касается медицинских технологий, мы будем копировать глобальные тренды и будем им соответствовать. Я не вижу ни одной причины, по которой российская медицина станет стремительно лучше, чем сейчас» (представитель медицинского бизнеса).

«То, что есть сегодня на российском рынке, – это то, что было 10 лет назад на рынке Соединенных Штатов» (представитель медицинского бизнеса).

Если опираться на статистику ВОЗ по уровню смертности от разных причин (показатель, который позволяет судить о социальном, демографическом и медицинском благополучии территории), то ситуация в России на фоне других стран выглядит двойственно. В тех областях, которым государство уделяет повышенное внимание, смертность снизилась. Так, в России с 2000 по 2015 годы значительно снизилась смертность от сахарного диабета и в результате употребления алкоголя и наркотиков. При том, что в США, Китае и Индии эти показатели значительно выросли. Но в то же время, когда в других странах снижается смертность от инфекций нижних дыхательных путей, в России за 15 лет смертность по данной причине выросла на 20%. Кроме того, в последние годы в России кардинально выросла заболеваемость ВИЧ, смертность же по этой причине выросла почти на 335%. Тогда как в США смертность снизилась на 56%. Впрочем, на показатели смертности от ВИЧ влияет не только состояние отечественного здравоохранения, но и временной фактор – на территории России ВИЧ был выявлен позже, чем в США, и уровень смертности рос пропорционально количеству заболевших.

Таблица 1. Динамика показателей смертности от различных причин

  РОССИЯ США ИНДИЯ КИТАЙ
Причины смерти Динамика 2000 г./2015 г. Динамика 2000г./2015 г. Динамика 2000 г. /2015 г. Динамика 2000 г./2015 г.
Туберкулез -44,60% -39% -18,50% -66,10%
HIV/AIDS 334,90% -56% -16,10% 24,90%
Инфекции нижних дыхательных путей 20,20% -5,90% -19,70% -12,20%
Злокачественные новообразования 13,10% 8% 47,50% 24,50%
Сахарный диабет -17% 14,20% 131,10% 61%
Злоупотребление алкоголем -46,10% 26,20% 58,70% 51,40%
Употребление наркотиков -7,70% 135% 59,40% 120,30%
Болезнь Альцгеймера и другие виды деменции 199,60% 202% 155% 112,40%
Сердечно-сосудистые заболевания -11,90% -15,60% 43% 57,90%
Хронические обструктивные заболевания легких -43,80% 25,50% 25,10% -16%
Дорожно-транспортные происшествия -15,40% -20,30% 176,10% -3,30%
Несчастные случаи, связанные с огнем -56,90% -15,70% -30,80% -9,30%
Утопления -60,10% 4,10% -1% -35,30%
Самоповреждения -49,10% 50,30% 10% -1,50%
Межличностное насилие -64,20% -3,40% -9,80% -58,60%

Источник: ВОЗ, расчеты НСК

В ходе исследования респондентам задавался вопрос с просьбой оценить в баллах (где 10 – мировой лидер, 0 – абсолютное отставание) место России на мировом рынке и ожидания от будущего российской медицины. Оценки экспертов по степени соответствия российской медицины передовому мировому уровню по 10-балльной шкале кардинально разнятся. Никто из экспертов не оценил российскую медицину как полностью соответствующую мировому уровню. Отдельные эксперты указывают на то, что уровень российской медицины максимально далек от мировых стандартов (оценки 2–4 по 10-балльной шкале). Наиболее оптимистичный вариант демонстрирует оценки в 7–8 баллов.

 

График 1. Будущее российской медицины

 

Наследие СССР: кризис концепции развития

Развитие фармацевтики в постсоветской России продолжалось по траектории, проложенной во времена СССР. И, соответственно, отсталость отечественной фармацевтики и фармакологии – наследие Советского Союза. В СССР главная ставка была сделана на производство дженериков, что должно было обеспечить массовый поток недорогих лекарств для населения.

«В СССР не было фармацевтики, не было сильной науки по разработке лекарственных препаратов. Существовали в определенном, усеченном варианте некоторые научные коллективы, которые занимались фундаментальными разработками в медицине. Но при этом перехода к прикладной медицине не было» (врач-онколог).

«Советская фармацевтика была ориентирована на “20 лет подождем, когда патент закончится”» (химик, руководитель фармблока крупной инвестиционной компании).

Развитие фармацевтики во времена действия Варшавского договора было отдано на откуп восточно-европейским партнерам – Венгрии, Словакии, Чехии и т.д. Однако с распадом общей со странами Совета экономической взаимопомощи хозяйственной зоны Россия, по сути, оказалась без доступа к современным производствам лекарственных препаратов.

«В рамках Варшавского договора были перераспределены ресурсы так, что фарма была уделом наших восточно-европейских союзников (Польша, Словакия, Чехия, Словения), а не Советского Союза. Сейчас у нас фарминдустрия заново создается» (представитель медицинского бизнеса).

Кризис финансирования

Большинство из опрошенных экспертов указывают на тот факт, что одной из причин отставания российской медицины от мировых лидеров является недостаточное финансирование.

«Общие расходы на здравоохранение в США по итогам 2015 года примерно в 2 раза превышают весь российский ВВП. Денег в нашей стране тратится мало» (политолог).

«Мы получаем от здравоохранения даже больше, чем должны были получать, выделяя столько ресурсов, сколько мы на это выделяем. Здравоохранение все еще остается недофинансированным, а система медицинского образования не отвечает реалиям и возможностям сегодняшнего дня» (представитель профильного экспертного центра).

Согласно статистике ВОЗ, по уровню расходов на здравоохранение (см. график 2) в мире лидируют США, где на эти цели тратится около 17% ВВП. В европейских странах этот показатель составляет 9–11%. В России объем расходов на здравоохранение по итогам 2014 года составил 7% ВВП. При этом в 2005 году в США затраты на здравоохранение составляли около 15% ВВП, в России – около 5%.

 

 

Но и сам процесс финансирования создает препятствия для развития науки. В данном случае речь идет не только о России. Ученые, ориентированные на получение грантов, имеют зачастую специфическую мотивацию. Их цель – выполнить требования грантодателя и вовремя предоставить отчет. Научный поиск отходит на второй план.

«Я предполагаю, что у 75–80% людей, которые приходят за грантами, мотивация – получить финансирование на очередные научные исследования. И все заканчивается отчетом о проведенных НИР, НИОКР или конструкторских работ. Но не идет дальше, потому что изначально нет понимания того, куда это дальше пойдет» (представитель медицинского бизнеса).

Кризис фундаментальной науки

Недостаточный уровень финансирования – только часть проблемы. Главная причина текущего состояния российской медицины и фармацевтики – кадровая, отсутствие еще со времен СССР сильных научных школ в области биологии и химии, низкий уровень качества образования по подготовке и переподготовке врачей. «Нет у нас медицинских школ или фармацевтических школ, которые могли бы что-то неожиданно дать миру и совершить прорыв» (фармацевт).

Следствие недостатка сильных научных кадров – не только отсутствие или малое количество собственных инноваций в области медицины и фармацевтики. Это и неспособность качественно освоить мировой опыт, встроиться в глобальный фармацевтический рынок, указывают участники экспертного опроса.

«Мы используем примерно 30% от тех технологий, которые доступны сегодня в мировой медицине. 70% мы не используем либо из-за дороговизны, либо из-за отсутствия квалификации. Массовые препараты практически все у нас есть. Но сейчас большая тенденция в мире – это лечение орфанных (редких) заболеваний. У нас на редкие болезни не обращают внимания» (представитель профильного экспертного центра).

«Если мы, например, говорим о разработках НИИ, то 75% этих разработок – это либо то, что достали из-под пыльного сукна и пытаются получить под это в программе “Фарма-2020” финансирование, либо же это то, что конкретные лаборатории и люди умеют делать. Вот это 75% разработок. Есть 25% разработок в том же ключе, в котором двигается весь мир» (представитель медицинского бизнеса).

Нехватка рыночных компетенций

Согласно консенсусному мнению принявших участие в опросе экспертов, недостаток квалифицированных кадров наблюдается не только на уровне исследований и разработок, но и в части продвижения проектов, доведения их до уровня рыночного продукта. Данная проблема характерна в целом для российского технологического предпринимательства – изобретатели есть, а специалистов, способных вывести на рынок готовый инновационный продукт, – единицы.

Кроме того, не налажен процесс передачи знаний и методов лечения внутри сообществ ученых и медиков, начиная от образования на уровне университетов. Если зарубежные коллеги в условиях жесткой конкуренции настроены на саморазвитие, российское медицинское сообщество остается крайне консервативным.

«Один у себя применяет, а остальные все не знают. Именно как технологический процесс у нас это все не устроено» (биолог).

«Американским врачам в этом плане проще – чем больше у тебя клиентов, тем больше ты зарабатываешь. Поэтому у тебя есть прямой интерес повышать свое мастерство. С каждым больным добиваться наилучшего возможного результата. У нас такого стимула и критерия нет. Поэтому врачи очень инертные» (химик, руководитель фармблока крупной инвестиционной компании).

Инертность медицинского сообщества тормозит повышение качественных характеристик препаратов и технологий. Регулярная обратная связь, обмен результатами тестирования разработок – залог успешного функционирования любой системы.

«Лекарственные препараты мировых фармацевтических гигантов стали хорошими только благодаря тому, что каждый доктор, работающий с этим препаратом, имеет электронный адрес компании-производителя, куда он по долгу службы пишет, что ему показалось странным в действии этого препарата. Они его дорабатывают совместно с медицинским сообществом» (врач-онколог).

Внутренний рынок: недостаточная емкость

Разработка и внедрение инновационных препаратов требуют гигантских инвестиций – речь идет о миллиардах долларов. Внутренний рынок слишком мал, чтобы обеспечить окупаемость проекта. Выход же на экспортные, прежде всего западные, рынки затруднен либо вследствие политических причин, либо вследствие жесткой конкуренции.

«Нужны гигантские инвестиции, которые не покрываются спросом на внутреннем рынке. При этом есть сложности с тем, чтобы выйти на Запад» (представитель медицинского бизнеса).

«Если ты производишь для России, где проживает 140 млн человек, то твое производство не может быть конкурентоспособным в 9 случаях из 10. Для того чтобы быть конкурентоспособным, тебе нужно иметь рынок сбыта хотя бы в миллиард человек, на чем выигрывают крупные мультинациональные компании. А для этого нужна экспортная ориентированность» (представитель профильного экспертного сообщества).

Инновационный сценарий развития российской медицины и фармацевтики большинство опрошенных экспертов связывают с поиском своих ниш и встраиванием в глобальные цепочки производства товаров или услуг.

«Всё давно существует в глобальной цепочке» (биолог).

«Компании российские должны встраиваться в общую цепочку» (биолог).

Отношение общества к здоровью и медицине в России

По мнению медицинского экспертного сообщества, общество в России на данный момент характеризуется низкой медицинской культурой. Здоровье в представлении большинства граждан – неистощимый ресурс, о сохранении которого можно не заботиться. Следствие такого подхода – недостаточное развитие превентивной медицины. Здравоохранение ориентировано в первую очередь на оказание помощи, а не непосредственно на сохранение здоровья. Вследствие низкой медицинской культуры в российском обществе недостаточно сформировался запрос на внедрение последних достижений науки и техники в здравоохранении.

«В России отношение к здоровью таково, что если оно есть – значит, его надо эксплуатировать и в хвост, и в гриву, а проблемы будем решать по мере их поступления. Никакого ценностного ориентира на то, чтобы здоровым прийти к старости и сделать это как можно позже, нет. Вся культурно-бытовая парадигма не отвечает задаче здоровой жизни и долголетия. Есть ли потребность в здравоохранении? Разумеется, есть. Но не как в средстве консультации, профилактики сохранения здоровья, а как в средстве, которое тебя избавит от проблем, которые уже наступили» (представитель профильного НКО).

В то же время интерес российского общества к теме здравоохранения растет. Как отмечается в исследовании, проводившемся ВЦИОМ, на фоне растущего интереса населения нашей страны к теме здравоохранения результаты социологических опросов, проведенных в 2014–2016 годах, показывают умеренно-позитивную динамику удовлетворенности населения медицинской помощью и здравоохранением в целом.

Динамика оценок ситуации в российском здравоохранении, 2016 г., ВЦИОМ (% от пользователей медицинских услуг). В 2015 году опрос проведен s-media, вопросы полностью сопоставимы.

Государственное целеполагание в области медицины и кризис инновационности

В медицинском экспертном сообществе сформировалось убеждение в том, что у государства недостаточно сформировано долгосрочное целеполагание в отношении здоровья граждан. Основная задача, которую ставит перед собой государство, – обеспечить национальную безопасность. Во-первых, с точки зрения интересов экономики. Во-вторых, с точки зрения безопасности продукции.

Тем самым государство выполняет одновременно две функции: является регулятором и одним из крупнейших игроков рынка. Рост регулирования осложнил и замедлил инновационные процессы в российском фармбизнесе. Однако эта тенденция характерна в целом для развивающихся стран, не только для России.

«Выход новых продуктов стал объективно сложнее. Это общий тренд… В России за последние 5 лет количество законов, указов и разного рода законодательных инициатив в сфере здравоохранения, коренным образом меняющих отрасль, выросло в разы. Другими словами, государство становится активным игроком на этом поле, и это касается и фармацевтики, и рынка медицинских технологий» (маркетолог, медицинское оборудование).

Как бизнес, так и медики предлагают упростить систему регистрации препаратов в России. В первую очередь, речь идет об облегчении законодательной процедуры вывода на рынок прорывных препаратов, ускоренной регистрации на уровне проведения доклинических и клинических исследований в соответствии с международной практикой.

Следствие доминирования государства на рынке – низкая конкуренция и отсутствие рыночных стимулов для развития. Когда единственным закупщиком препаратов является государство, конкурентным преимуществом становятся не преимущества товара, а доступ к админресурсу.

«У нас же кроме государства ничего нет, а убедить государство в условиях сокращающегося бюджета что-то новое закупать, желающих много» (представитель медицинского бизнеса).

«Необходимо создать прозрачные системы мотивации для разработки. У нас такой системы пока нет, именно потому, что у нас нет разницы между дженериками и не дженериками, инновационными препаратами. Поэтому проще забить все строящиеся емкости, которые у нас есть, старыми препаратами» (фармацевт).

Сегодняшняя ситуация такова, что производителям выгоднее потратить деньги на рекламу массового препарата, нежели заниматься разработкой собственных инновационных лекарств.

«Вывести на рынок какой-то безрецептурный препарат. Да, это некоторые риски, связанные с маркетингом, с распространением. Но, безусловно, гораздо легче организовать хороший маркетинг, нежели найти хорошую разработку, действительно технологически сложную, инновационную, которая просто по своему определению будет высокорискованной, и вкладывать туда деньги – неизвестно отобьются они или нет» (представитель фармацевтического бизнеса).

Еще одна особенность российского подхода к здравоохранению – смещение фокуса внимания с пациента на соблюдение бюрократических процедур. По мнению отдельных представителей медицинского сообщества, в этом кроется одна из причин отставания российской медицины от развитых стран.

«До мирового уровня мы не дотягиваем по причине того, что если в центре, в первую очередь западного мира, здравоохранения Германии, стоит пациент, то в центре российского здравоохранения – соблюдение процедуры. Обязательное медицинское страхование подразумевает соблюдение стандартов. Фокус на соблюдение стандартов смещает нас в глобальном табеле о рангах» (маркетолог, медицинское оборудование).

Глава 3. Сильные стороны российской медицины и фармацевтики и перспективы развития

Перспективы

Негативный сценарий.

Сценарий развития отечественной медицины, основанный на продолжении действия большинства негативных факторов, при отсутствии позитивных тенденций

Общественные установки Медицинская культура населения не претерпит существенных изменений. Невнимательное отношение к жизни и здоровью сохранится у большинства россиян
Государственное целеполагание Государство не сможет определить, зачем ему нужно здоровое население.
Оборудование Приоритет импорта, провал программы импортозамещения (особенно в ситуации сохранения санкций
Фундаментальная наука Разрыв отечественной школы с мировой исследовательской практикой
Потребительское поведение Утрата доверия пациентов к отечественной медицине. Предпочтение населением зарубежных клиник
Финансы Схлопывание российского медицинского рынка по мере переориентации спроса зарубеж. Потеря рынком инвестиционной привлекательности  
Положение на мировом рынке Рынок сбыта для иностранных продуктов и услуг. Минимальная экспортная составляющая
Кадры   Сохранение квалификации врачей на уровне конца ХХ века. Отсутствие компетенций необходимых для медицины будущего
Перевод России в категорию государств, зависимых от внешней помощи в области медицины. Консервация существующих негативных тенденций в области здоровья граждан: высокая смертность, низкая средняя продолжительность жизни, широкое распространение традиционных болезней, фатализм и социальная апатия общества.

Анализ позиций отраслевых экспертов позволяет сделать вывод, что в ближайшей и среднесрочной перспективе развитие российской медицины и фармацевтики продолжит идти по инерционному сценарию. Однако и в этом случае необходимо определение точек приложения финансовых и административных усилий, направленных как на решение текущих проблем, так и создание задела на будущее.

На основе изучения мнений отраслевых экспертов можно выделить четыре наиболее массовых направления медицины и фармацевтики, в которых возможны и необходимы существенные сдвиги.

  • Снижение заболеваемости болезнями, ранее считавшихся неизлечимыми, против которых уже найдены эффективные средства: ВИЧ, некоторые виды рака.
  • Адаптация системы профессиональной подготовки к современным требованиям.
  • Развитие электронного здравоохранения, направленного как на создание различных баз данных, так и на дистанционное дополнительное образование медперсонала.
  • Бесплатный доступ к базовым лекарствам.
  • Развитие превентивной медицины, создание условий для здорового образа жизни.

Смена технологического уклада диктует новые требования к образованию врачей. Проблема адаптации медицинских стандартов к современным, постоянно меняющимся реалиям включает в себя два аспекта. С одной стороны, остро встает вопрос обновления и применения полученных знаний, с другой – рост компьютеризации упрощает процесс принятия решений (например, сиcтема IBM Watson) и самого лечения.

«Cегодня тренд подготовки медицинских кадров меняется, уже не нужны сверхглубокие знания анатомии, поскольку информация есть в облаке и есть гарантированные алгоритмы определенных действий. Например, через 30 лет врачебная хирургическая специальность должна отойти – она будет осуществляться роботом, а человек станет оператором. Необходимо адаптировать систему подготовки специалистов под нужды цифрового мира, чтобы сохранить кадровый потенциал» (врач-хирург).

В качестве примера проникновения цифровых технологий на все уровни медицинской науки эксперты приводят Японию, где уже разработан и применяется стандрат проведения паталогоанатомической экспертизы путем использования МРТ и ПЭТ, без биопсии или иных дополнительных исследований.

Адаптация специалистов к требованиям будущего должна вестись с учетом ориентира науки на то, чтобы убрать из организма все, что наносит ему вред, отмечают отдельные эксперты. При этом изменение системы подготовки кадров будет невозможно без международной кооперации. Отдельно эксперты указывают на необходимость создания международной системы аккредитации для врачей, оказывающих дистанционные услуги.

Обеспечение бесплатного доступа населения к базовым лекарствам на амбулаторном уровне большинство опрошенных экспертов считают одним из важных факторов развития здравоохранения. Решение данной задачи позволит добиться как снижения смертности среди пациентов, так и снизить затраты на лечение за счет уменьшения количества госпитализаций.

«Амбулаторные лекарства должны быть бесплатны, по крайней мере, перечень жизненно необходимых различных лекарств» (представитель профильного НКО).

«Например, Кировская область два года проводила пилотный проект. Они говорят: мы нашим сердечникам начали давать бесплатные таблетки, 30 млн потратили и увидели, что у нас экономическая эффективность 90 млн. 30 млн вложили, 90 млн получили, как это? Очень просто, на сокращении вызовов скорой помощи. Если человек вовремя таблетку получает, ему не нужна скорая помощь, ему не нужна госпитализация, ему не нужен больничный лист, он не становится инвалидом, мы уберегли его от инсульта, инфаркта» (представитель профильного НКО).

Изменение целеполагания отечественного здравоохранения является четвертым направлением, на которое обращают внимание эксперты. Целью должно становиться не только повышение качества медицинской помощи, но и переориентация с непосредственно лечения на повышение уровня здоровья населения, развитие превентивной медицины. Важными составляющими при этом являются совершенствование медицинской культуры населения, пропаганда и создание условий для здорового образа жизни.

Возможности

Позитивный сценарий.

Позитивный сценарий в условиях преодоление большинства негативных факторов и внедрения инновационных решений

Общественные установки Смена знака в отношении общества к темам здоровья и долголетия. Принятие людьми социальных технология, апробированы в передовых странах.
Государственное целеполагание Выделение активного долголетия граждан как одного из приоритетов государственной политики. Вариант решения: «жизнь до 100 лет как национальная идея».
Оборудование Встраивание в международные цепочки. Высокая степень локализации инновационного оборудования.
Фундаментальная наука Повышение доли России в мировой фундаментальной медицине. Наличие определенного вектора развития.
Потребительское поведение Ориентация на лучшие мировые практики, предпочтения отечественной медицины в областях, где она выигрывает конкуренцию на мировом рынке.
Финансы Создание внутреннего инвестиционного рынка в области медицины.
Положение на мировом рынке Один из крупных игроков, встроен в международную кооперацию. Значительна доля экспорта, развивается медицинский туризм в Россию.
Кадры   Создание в России полного спектра компетенций, необходимых для развития медицины будущего.
Россия – один из крупных медицинских экспортеров, страна, доминирующая на крупных рынках сбыта (например, в странах бывшего СССР), способная участвовать в решениях мировых медицинских проблем. Выравнивание структуры российского общества с точки зрения здоровья с обществами ведущих западных стран. Активное долголетие как одна из главных общественных ценностей, формирующих социальный оптимизм и долгосрочное целеполагание.

Несмотря на высокий уровень скепсиса, экспертами отмечаются сильные стороны и преимущества российской медицины. Некоторым игрокам удалось их реализовать. В результате анализа мнений экспертного сообщества можно выделить следующие принципы, которые определяют современные достижения в российской медицине и фармацевтике:

  • Использование наработок традиционно сильных научных школ (математика, физика, микробиология, отдельные направления химии)
  • Локализация производств;
  • Развитие биофармы, выпуск современных белковых препаратов;
  • Привлекательность услуг за счет низкой цены.

Анализ мнений экспертного сообщества позволяет выделить три направления, в которых сконцентрированы потенциальные точки роста для отечественной инновационной медицины и фармацевтики и которые при выделении должного финансирования способны обеспечить признание российских продуктов и услуг на мировом рынке.

Точки роста при общих стартовых условиях

Эксперты выделяют несколько областей, в которых многие участники рынка ведут активные научно-исследовательские работы, где ожидается прорыв, но на данный момент еще никто не добился крупного успеха. Соответственно, у российской медицины и фармацевтики есть такой же шанс оказаться в числе глобальных лидеров, как и у западных стран. На основе экспертного опроса можно выделить следующие направления:

  • Использование информационных технологий и компьютерного моделирования.
  • Разработка инновационных вакцин.
  • Борьба с нейродегенеративными и аутоиммунными заболеваниями, в первую очередь болезнью Альцгеймера, болезнью Паркинсона.
  • Поиск антибиотиков нового поколения.
  • Развитие биофармы, создание биопрепаратов.
  • Совершенствование имеющихся лекарств.
  • Использование компьютерных технологий и 3D-печать.

«Нейронауки и нейродегенеративные заболевания. Никто не добился знакового успеха – все примерно в равных условиях, у всех работа на старте» (декан профильного факультета).

«Если мы верим в глобальное потепление, то с отступлением вечной мерзлоты у нас могут появиться новые агенты в виде новых вирусов, а, может, и бактерий патогенных, к которым мы не готовы. Поэтому, я считаю, что в частности на геномику и развитие биофарматики нужно бросить все силы» (декан профильного факультета).

«У нас достаточно молодых и талантливых ребят, которые это быстро усваивают и могут развивать. Здесь проблема заключается в том, что нам сложно им обеспечить, скажем так, комфортные условия проживания» (декан профильного факультета).

Точки роста, обусловленные особенностями страны

Разнообразие климатических зон, наличие уникальных природных ландшафтов, обширных экологически чистых территорий в сочетании с использованием инновационных технологий может стать тем преимуществом, которое позволит позиционировать Россию как мировой центр реабилитации, уверены некоторые из опрошенных экспертов.

«В России разнообразие природных факторов, разнообразие климатических условий. Достаточно интересные культурные вещи. Здесь можно сочетать туризм впечатлений с реабилитационными процедурами» (специалист по экономике медицины).

Часть опрошенных экспертов выразили мнение, что еще одно направление, которое возможно развивать в России, которое будет востребовано на глобальном уровне и где наша страна может стать мировым лидером, – арктическая медицина.

«Момент, в котором мы можем стать уникальными, оригинальными и наработать только свой опыт, – это арктическая медицина. Количество людей, которые будут ездить туда, станет увеличиваться с каждым годом. Появятся и новые заболевания.» (председатель научного отделения крупной медицинской компании).

Потребность в развитии данного направления объясняется тем, что предстоит активное развитие Арктики, при этом затраты на поддержание здоровья работающих в этом регионе людей очень высоки. Кроме того, глобальное потепление и таяние ледников может привести к активизации ранее неизвестных микроорганизмов, вызывающих заболевания.

Таким образом, использование географических преимуществ может стать той нишей, где у РФ окажется мало конкурентов на мировом рынке.

«Если мы не будем загрязнять свою страну, то у нас есть, что предложить миру» (специалист по экономике медицины).

Незначительные затраты на персонал и низкая стоимость услуг, которая стала особенно заметна после девальвации рубля – еще одно конкурентное преимущество России. Содержать лабораторию в России гораздо дешевле, чем в США или какой-либо европейской стране. Появился новый тренд – лечиться в России. Медицинский туризм обещает стать еще одним перспективным направлением.

«По-прежнему наше преимущество: люди и дешевизна» (представитель медицинского бизнеса).

«Появились большие центры, которые аккумулируют основной объем пациентских потоков, финансирования. И по сути, они не уступают зарубежным образцам. За счет того, что сравнялись центры, в долларах услуги наши получаются дешевле. Последние два года увеличивается поток зарубежных пациентов в Россию, и это что-то новое, то, что не было фиксировано ранее никогда. Из стран, таких как Германия, Финляндия, США» (маркетолог, медицинское оборудование).

Например, ядерная диагностика, проводимая в медицинских центрах компании «ПЭТ-Технолоджи», стоит гораздо дешевле, чем аналогичные услуги в Европе.

Традиционно сильные школы обеспечат место на глобальном рынке

Использование математических методов и компьютерных технологий – обработка больших массивов данных, компьютерное моделирование – уже сейчас позволяют России иметь своё место на мировом рынке.

«В России в фарме произошло внедрение математического прогнозирования. За счет радикального снижения затрат есть возможность изобретать новые молекулы или копировать старые. И в этом направлении в России если не прорыв, то по крайней мере, прогресс» (маркетолог, медицинское оборудование).

Ряд отечественных компаний уже продают свои услуги представителям Big Pharma.

«Сейчас эти методы используют на всех стадиях разработки для того, чтобы лучше предсказать, предугадать, что на следующем этапе следовало бы делать или не делать…. Вот в России сейчас можно запросто найти несколько компаний, которые продают услуги зарубежной «бигфарме» именно в этой области» (биолог).

Сильная математическая школа позволяет использовать количественные методы и методы моделирования в фармакологическом анализе, в планировании эксперимента.

«Индивидуальный подбор лекарств после отработки на клеточных моделях конкретного пациента» (представитель профильного факультета).

«Очень многие технологические улучшения серьёзные делаются сейчас за счет изменения уровня обработки информации. Здесь мы тоже можем на чем-то заработать, получить себе дополнительный бонус с точки зрения улучшения» (представитель медицинского бизнеса).

Компьютерное моделирование уже становится реальностью.

«Сначала виртуальная операция, которую хирург проделывает в своем кабинете. А потом уже реальная» (представитель медицинского бизнеса).

Хотя большинство экспертов полагает, что российская медицина все ещё отстает в технологическом плане от мировых лидеров, часть из них говорят о том, что в России возможно развитие высокотехнологичных секторов.

«Лазерную медицину можем смело развивать» (представитель профильного факультета).

«На мой взгляд, есть несколько зон, в которых Россия могла бы предложить свои услуги. Это высокотехнологичные операции, которые у нас в федеральных центрах бывают просто уникальными. Они по цене значительно ниже сейчас, в связи с курсом рубля, чем в тех же странах Восточной Азии. Мы бы могли здесь побороться за конкурентное место» (специалист по экономике медицины).

«Например, офтальмология, лазерная коррекция зрения. Это вещи были вполне даже инновационные. Мир же сейчас тоже их применяет, как-то научился, перехватил, что-то усовершенствовал. У нас есть вполне определённые достижения в этом плане» (представитель медицинского бизнеса).

«У нас есть направления, в которых мы являемся пионерами, допустим, курганский институт ЦИТО имени Илизарова, туда приезжают люди со всего мира, потому что там уникальные методики, уникальные операции сделаны, люди приезжают из Австралии, из Америки» (врач-онколог).

Одно из немногих направлений биологии и медицины, в котором в СССР была сильная научная школа и где отечественные ученые по-прежнему признаны на мировом уровне, – микробиология. Это позволило и позволяет России развивать собственное производство вакцин, некоторые из которых являются уникальными.

«У нас есть достаточно неплохие мощности в плане вакцин, сывороток. Это всегда развивали, мы были всегда впереди, и, например, советским учёным принадлежит пальма первенства в открытии вакцин против полиомиелита» (биолог).

«В России традиционно – еще с 1940–1950-х годов – хорошо обстоят дела с разработкой и производством вакцин, и есть предпосылки для дальнейшего развития, поскольку это востребованный и массовый продукт. В России есть хороший задел для разработки инновационных вакцин» (представитель медицинского бизнеса).

Глава 4. Государство и медицина

В России на данный момент можно выделить две формы государственной поддержки инноваций в медицине и фармацевтике:

  • Программа «Фарма-2020»
  • Институты развития – Сколково, РОСНАНО, РВК

Согласно консолидированному мнению опрошенных экспертов, в настоящее время в России активное развитие фармацевтики идет за счет локализации производств, производства лекарств из готовых зарубежных субстанций.

«Иностранцы вынуждены последовательно осуществлять локализацию, начиная с упаковки и готовой формы. Российские компании осваивают полный технологический цикл» (несколько экспертов сослались на интервью заместителя министра промышленности и торговли Сергея Цыбы РБК+). 

По данным Минпромторга, с 2000 года в России было построено 36 предприятий, в том числе с 2009 года – 25 новых заводов. Только с 2013 года открыто 19 производственных площадок, из которых семь построены иностранными фармпредприятиями.

Некоторые российские компании успешно наладили выпуск самых современных лекарств – моноклональных антител, инсулинов, факторов роста, рекомбинантных факторов свертывания крови. Создаются препараты клеточной терапии.

«У нас есть довольно совершенная система протекционизма – защиты российского рынка – и стимулирования российских производителей лекарств и российских продавцов лекарств. Были созданы, например, условия для локализации производства. В России построили довольно много заводов, которые делают первичную и вторичную локализацию в упаковку или в расфасовке» (представитель медицинского бизнеса).

«В области современных лекарств, имеются в виду как раз белковые лекарства – моноклональные антитела, интерфероны, гормоны роста, инсулин, не так плохо обстоят дела. У нас появились компании приличные – “Биокад”, например» (генетик).

Основные приоритеты господдержки сформулированы непосредственно в программе «Фарма-2020». Все опрошенные эксперты едины во мнении: реализация программы успешно запустила некоторые процессы инновационного развития в отрасли.

Но cоздание инноваций – всегда риск, который государство не всегда может себе позволить. Согласно консолидированному мнению опрошенных экспертов, создание инновационных продуктов и вывод их на рынок – удел частного бизнеса. Но без государственной поддержки поставить инновации на поток невозможно.

Стимулировать развитие инноваций государство может тремя путями:

  • выделением финансирования;
  • разработкой прозрачной системы мотивации (в т. ч. через налоговые инструменты);
  • совершенствованием нормативно-правовой базы.

Инновации в фармацевтике: особенности инвестирования

Разработка нового препарата предполагает большие инвестиции и большие риски. Из 10 000 кандидатов в лекарства «выстреливает» только одно вещество. И терять деньги никто не хочет. Поэтому инвесторы, в частности РОСНАНО, предпочитают смотреть на проекты, которые хотя бы на первых стадиях клинических исследований уже доказали, что являются безопасными и потенциально эффективными. По этому параметру отсекается почти 4/5 всех возможных проектов.

Согласно подготовленному РВК и PWC исследованию «MoneyTree. Навигатор венчурного рынка», инвестиции в биотехнологии в России сократились в 2016 году как в количественном, так и в денежном выражении – число сделок снизилось с 39 до 26; объём сделок в биотехнологии сократился на 48% и составил 9, 5 млн долларов США по сравнению с 18, 1 млн долларов США в 2015 году. Инвесторы продолжают настороженно относиться к инвестициям в российские биотехнологии из-за высокой капиталоемкости и высоких бизнес-рисков. Объем инвестиций в сектор биотехнологий в большей степени был сформирован государственными фондами и венчурными фондами с государственным участием.

В качестве одной из мер стимулирования инноваций, в этой связи, эксперты называют развитие института частного инвестора. Создание индустрии прямых и венчурных инвестиций, в т. ч. за счет использования средств негосударственных пенсионных фондов, может лечь в основу «прорыва» в российской фармацевтике.

Риски определяются не только тем, какую стадию исследований прошел препарат, сколько ему осталось этапов до выхода на рынок, но и другими факторами. Например, областью заболевания. Имеется целый ряд заболеваний, которые на данный момент никто не понимает, как лечить, в частности болезнь Альцгеймера. Разработка препаратов в данной области – наиболее рискованная зона фармацевтики. Есть шанс либо сразу выйти в глобальные лидеры в случае успеха, либо (что более вероятно) потерять значительные суммы.

Таким образом, в основе стратегии инвестирования в создание инновационных препаратов – реалистичность того, что можно сделать, и хеджирование рисков инвестора. Однако даже когда пройдена вторая стадия клинических испытаний, когда на пациентах доказан терапевтический эффект препарата и то, что он не токсичен, риски остаются. В маленькой группе могут быть одни результаты, на большой группе, в третьей стадии клинических исследований, могут быть получены другие результаты либо эффект будет нивелирован.

Наличие очень большого числа неизвестных – фундаментальная особенность всей инновационной фарминдустрии.

«По общим статистическим оценкам, сейчас до половины нового портфеля, который в настоящее время фармгиганты выводят на рынок, – это препараты, купленные на какой-то стадии исследований у других разработчиков. И это иногда уже Китай, Куба» (представитель фармацевтического бизнеса).

Решения в области финансирования

Непосредственно вовлеченные эксперты приводят в пример опыт Южной Кореи, которая пошагово проходила очень похожие этапы развития технологий, в том числе в медицине.

Отмечена необходимость привлечения частных средств к финансированию медицинских проектов.

«В Южной Корее государственные институты стимулируют инвестирование частных средств, в том числе пенсионных накоплений, в инновационные технологии. У нас пока этого не происходит – вопрос, который можем поставить перед исполнительной властью» (представитель медицинского бизнеса).

Масштабировать корейский опыт на Россию можно, но сложно. По мнению участников опроса, изначальный уровень науки, а также развития экономики в России ниже, чем был на старте в Корее. Ещё один, самый важный фактор – в Южной Корее исходили из предпосылки, что все разработки должны ориентироваться на международный рынок.

«Пока в России будем делать препараты в рамках федеральных целевых программ, научно-исследовательских институтов, в рамках фармкомпаний, ориентированных на внутренний рынок, – никогда не добьемся результатов» (представитель фармбизнеса).

Корейский опыт государственной поддержки фармкомпаний заключался в целевом финансировании, предоставлении грантов на разработку препаратов.

«Если посмотреть историю разработки препаратов и финансирования, то там практически все это было сделано за деньги государства» (представитель медицинского бизнеса).

Исследование выявило запрос на коррекцию грантовой системы. Необходимы государственные меры поддержки учёных в соответствии с международными критериями оценки. Нужно скорректировать взаимодействие фармкомпаний с учёными и разработчиками. В настоящее время исследователи живут от гранта до гранта, и дальнейшая судьба разработанного препарата их не интересует. В настоящее время у государства нет мер для влияния на эту ситуацию.

«Необходимы инструменты быстрого реагирования на изменения среды. Кроме того, в России низкий уровень эффективности грантов, система не стимулирует рост интереса к последующему внедрению разработок» (представитель медицинского бизнеса).

Решения в области мотивации бизнеса

Государству необходимо снять все ещё существующий серьезный барьер между рентно организованной наукой и предпринимательски организованным инновационно-технологическим сектором. Основные деньги, которые получает вышедший на максимальную проектную мощность американский ученый, – это деньги, которые он получает либо с грантов, либо с технологических разработок, либо с заказов от компаний. Эти доходы в несколько раз превышают его профессорскую ставку. Соответственно, ученых в США не надо мотивировать на участие в технологической работе. В России ученый прежде всего ищет себе рентный доход от развития научной темы или присутствия на кафедре. Быть предпринимателем – для него риск. При этом возникает встречная проблема: предприниматели не готовы финансировать фундаментальную науку.

Отраслевые эксперты видят возможности «разделения труда» между государством и бизнесом. Задача государства – финансирование фундаментальной науки, задача бизнеса – создание инновационных продуктов, которые выйдут на мировые рынки. Однако государство должно обеспечить поддержку – законодательную, организационную, финансовую, обеспечить появление конкурентной среды.

«Если говорить о каких-то прорывах, то сегодня точно не на государство нужно ставить. Эти прорывы может сделать либо бизнес, либо какая-то ассоциация, либо ещё какая-то организация» (представитель медицинского бизнеса).

«Изменить ситуацию может создание фармацевтических компаний в России, которые будут сфокусированы на мировой рынок, и хорошее, масштабное финансирование этих компаний… То есть если создается компания, у которой стратегическая задача – разработка и введение новых препаратов, то у этой компании автоматически возникнет необходимость в поиске новых идей, новых молекул, новых команд, которые готовы это делать» (представитель медицинского бизнеса).

Как показывают результаты опроса экспертов, в среднесрочной перспективе государство должно сосредоточить свои усилия на концептуальных вопросах – от определения того, что такое здоровье и как его охранять, до изменения парадигмы мышления основных игроков рынка, – на вопросах регулирования и создания адекватной среды для развития инноваций.

Совершенствование нормативно-правовой базы

Чтобы повысить эффективность деятельности государственных институтов экспертами было выдвинуто предложение разделить две функции – организации и финансирования здравоохранения и его регулирования, которые сейчас сосредоточены в Минздраве, между разными ведомствами.

«Вот Минздрав выполняет сразу две функции (не во всех странах это есть): функцию организации здравоохранения и его оплаты (что, как и за что надо платить, разрешения выдавать или не выдавать, контроль за здоровьем граждан, качеством медицинской помощи). Вот эта функция регуляторная и организация здравоохранения должны быть несколько разнесены» (медик).

Также необходимо учесть выявленный в ходе настоящего исследования запрос представителей медицинского сообщества на более деятельное участие в разработке нормативно-правовой базы. Высказано пожелание, чтобы процесс создания документов был перестроен. Его частью должна стать система мониторинга зарубежных инноваций, позволяющая оперативно использовать лучшие практики. Отмечено, что российское медицинское сообщество не всегда полностью понимает, чего достигли зарубежные коллеги.

«Нормотворческий процесс должен предполагать активное участие медицинского сообщества, особенно участие пациентских организаций. Сначала нужно проводить аналитику, прорисовывать сценарии развития, а потом разрабатывать нормы. У нас, к сожалению, иногда получается так: сделали, а теперь живите в соответствии с этим» (врач-онколог).

Приложение 1.

Вклад РОСНАНО в развитие инновационной медицины в России

Применение нанотехнологий в медицине и фармацевтике в России и в мире – реальность, создающая будущее. Созданное в нашей стране за последние десять лет с нуля направление способно стать источником инновационного прорыва и обеспечить выход в число глобальных игроков.

В настоящее время основные усилия РОСНАНО сосредоточены в следующих технологических направлениях:

  • Ядерная медицина.
  • Создание инновационных препаратов.
  • Иммунотерапия.

Использование нанотехнологий – один из наиболее перспективных способов повышения эффективности лекарств, а также создания новых препаратов с уникальными свойствами. Портфельные компании РОСНАНО – одни из немногих реально действующих предприятий в России, которые уже сейчас разрабатывают собственные инновационные препараты.

Значительные средства во всем мире в настоящее время вкладываются в такое перспективное направление, как иммунотерапия. В сфере разработки синтетических нановакцин и средств иммунотерапии лидирует компания Selecta Biosciences. В рамках проекта с участием РОСНАНО открыто российское подразделение Selecta Biosciences в дополнение к основному бизнесу компании в США. На базе платформы Синтетических Вакцинных Частиц, разработанной компанией Selecta, были созданы две группы препаратов: таргетные синтетические вакцинные частицы и толерогенные синтетические вакцинные частицы. Препараты первой группы предназначены для иммунопрофилактики и иммунотерапии. Второй тип продуктов, разрабатываемых компанией Selecta,  – это специфические толерогенные синтетические вакцинные частицы, предназначенные для контроля нежелательной реакции иммунной системы путем индукции антиген-специфической толерантности иммунной системы при таких состояниях, как аллергия и аутоиммунные заболевания. Наиболее перспективным из направлений, в которых работает компания, является разработка толерогенных вакцин, которые предотвращают возникновение нейтрализующих антител к биологическим препаратам (терапевтическим белкам, антителам и вирусным векторам в генной терапии) и повышают эффективность биопрепаратов. Возникновение нейтрализующих антител является распространенной проблемой при применении многих биопрепаратов, решения на данный момент не существует. Эффективность синтетических вакцинных частиц достигается благодаря уникальной оболочке, обеспечивающей пассивную адресную доставку.

Компания «Фармсинтез», одним из инвесторов которой является РОСНАНО, разрабатывает препараты «Миелоксен», «Пульмоксен» и «Вирекса». «Миелоксен» – это липосомальная форма терапевтической вакцины, разработанная компанией с применением технологии липосомальной инкапсуляции. Активным компонентом «Миелоксена» является набор пептидов, гомологичных иммуногенным участкам основного белка миелина, повреждение которого с последующим развитием иммунных реакций играет ключевую роль в развитии рассеянного склероза.  

РОСНАНО является одним из инвесторов проекта «Ионы Скулачева» (реализует ООО «Митотех»), предполагающего производство инновационных препаратов для борьбы с возрастными заболеваниями. На данный момент цель проекта – вывести на российский и мировой рынки препарат для лечения глазных заболеваний и препарат системного действия на основе «ионов Скулачева». «Ионы Скулачева» – инновационные антиоксиданты с размером молекулы около 1, 5 нанометра – нейтрализуют активные формы кислорода в энергетических центрах клеток – митохондриях. Уникальность «ионов Скулачева» в том, что положительно заряженные молекулы сохраняют свои гидрофобные свойства. Это позволяет им проникать через мембраны митохондрий, концентрируясь в их внутреннем пространстве. Доклинические исследования показали, что офтальмологические препараты на основе митохондриальных антиоксидантов предотвращают развитие глаукомы и останавливают развитие возрастной дистрофии сетчатки у лабораторных животных. Препарат системного действия эффективен при профилактике и лечении возрастных заболеваний, таких как некоторые сердечно-сосудистые заболевания, остеопороз и ревматоидный артрит.

Развитием биофармации занимается компания «Нанолек». Компания имеет собственное высокотехнологичное производство полного цикла по стандартам GMP и специализируется на выпуске импортозамещающих и инновационных лекарственных препаратов как собственной разработки, так и созданных с привлечением международных партнеров. Деятельность «Нанолека» сфокусирована на профилактике и терапии социально значимых заболеваний. В частности, в декабре прошлого года компания завершила первую фазу клинических исследований инновационной вакцины для профилактики гриппа.

Развитием в России сети центров ядерной диагностики занимается портфельная компания «ПЭТ-Технолоджи». Использование позитроно-эмиссионной томографии позволяет выявлять опухоли на самых ранних стадиях. На современном оборудовании, совмещающем в одном приборе функции ПЭТ и компьютерной томографии (КТ), можно получать трехмерную картину функциональных изменений в тканях, которая накладывается на пространственное изображение внутренних органов с высоким разрешением. Сегодня центры ядерной медицины «ПЭТ-Технолоджи» уже успешно действуют в Москве, Липецке, Орле, Тамбове, Уфе, Екатеринбурге, Курске, Белгороде. К концу 2017 г. их общее количество возрастет до 11. Принятая компанией стратегия развития уже позволила предоставить более чем 34 000 нуждающихся пациентов возможность для проведения диагностики с использованием технологии ПЭТ/КТ и провести более 600 операций с использованием современной радиохирургической системы КиберНож.

«С моей точки зрения, ядерная медицина, диагностический её компонент вытеснит имеющиеся сегодня стандарты. Не потому, что они неэффективны, не потому, что они не доказали свою эффективность временем. А только потому, что диагностические возможности ядерной медицины позволяют решать запрос общества на скорость и комплексность обследования».

Анализ экспертных мнений показал, что нанотехнологии являются также перспективным направлением при создании антибиотиков нового поколения. В частности, за счет использования нанокапсул можно в разы повысить эффективность препаратов.

«Те, допустим, антибиотики нового поколения, которые мы сейчас ищем, есть мнение, что их необходимо заключать в наноконтейнер, чтобы повысить их, например, стабильность и чтобы повысить их, например, срок годности, или срок применяемости, или срок выдерживания этого вещества, антибиотика, бактерии вместе с антибиотиком».

Поиском и выделением антибиотиков нового поколения из биомассы природных микроорганизмов с использованием массового скрининга по технологии iChip занимается портфельная компания Solix BioSystems. В рамках проекта ведется исследование широкой панели культур микроводорослей и цианобактерий в качестве продуцентов коммерчески привлекательных антибиотиков нового поколения. Для массового скрининга компания Solix BioSystems использует технологию iChip, адаптированную для фототрофных микроорганизмов. Ранее эта технология позволила обнаружить первый за последние 30 лет новый тип антибиотиков из почвенной микрофлоры.

Инновациями в области диагностики занимается ООО «ГемаКор». Компания готовится вывести на рынок новый метод диагностики, который сможет предвидеть тромбозы и спасет миллионы людей от инфарктов и инсультов. Метод позволяет провести оценку различных фаз свертывания и диагностировать состояния как повышенной, так и пониженной свертываемости крови. Сегодня аналогов предложенному методу не существует. Прибор, разработанный ООО «ГемаКор», позволяет производить одновременный анализ сразу нескольких образцов крови. Продолжительность теста – 30 мин.

ЗАО «Трекпор Технолоджи» занимается производством многофункциональных аппаратов для мембранного плазмафереза, каскадной плазмофильтрации крови и трековых мембран с диаметром пор от 20 до 100 нанометров. Каскадная фильтрация плазмы – высокотехнологичный метод очистки крови, позволяющий выборочно удалять из крови только патогенные комплексы, сохраняя при этом полезные компоненты крови.

С участием РОСНАНО и американского венчурного фонда Domain Associates LLC была создана компания «НоваМедика», которая ведет строительство Технологического центра, включающего в себя лаборатории и производственные участки с новейшими технологическими возможностями, ранее недоступными в российской фармацевтической индустрии. Стратегия «НоваМедики» направлена на поиск, регистрацию и локализацию в России прав интеллектуальной собственности на инновационные фармацевтические препараты и технологии, а также на разработку и реализацию собственных R&D-проектов. «НоваМедика» также нацелена на создание в России высокотехнологичного фармацевтического GMP-производства.


Интересов много, но договариваться придется: альтернативы технологическому росту у России нет
Нужно вырастить когорту технопредпринимателей
В борьбе с глобальным потеплением
Век Староса, или Человек особого назначения

Вебмастер